Костлан полторашка


страница1/3
  1   2   3
ЕГОР ЧЕРЛАК cherlak44@yandex.ru


ЖАЛКО ЛЬ СОЖЖЁННОГО ЗАЖИВО ДЖАНО?

пьеса сослагательного наклонения

Действующие лица:

– КОСТЛАН

– ПОЛТОРАШКА

Картина первая
На пустой затемнённой сцене – две женские фигуры, выхваченные из мрака лучом прожектора. Обе одеты очень похоже: простые тёмные платья, чёрные туфли... Женщины находятся в противоположных концах сцены, они не замечают друг друга. Будто в разных мирах существуют. На разных планетах.
ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА (бесцветным монотонным голосом без интонаций). …Он такой, с ним не соскучишься… Иной раз номер отмочит – хоть стой, хоть падай… После новогоднего утренника домой с ним приходим, я такая спрашиваю: ну как тебе Дедушка Мороз? Понравился? Да так себе, отвечает, не очень. Танцует, говорит, плохо. Я ему: конечно, говорю, Дед Мороз ведь старенький. А он мне: не-е-е, мам, он не старенький. Когда Дедушка Мороз споткнулся и упал, я видел, что у него ноги молодые.
ВТОРАЯ ЖЕНЩИНА (таким же невыразительным голосом, без тени эмоций на лице). …Мультики она обожает. Просто с ума сходит, часами может глядеть… Сидим мы с ней как-то вечером на диване, смотрим её любимый – про Гуффи… Ну, кончился мультик, она такая с дивана соскакивает и давай хныкать – нога у неё затекла. А как сказать – не знает… Я: что такое, доча? А она: мамочка, у меня в ножке микробы так сильно долбятся!
ПЕРВАЯ. …А один раз вообще… У меня чуть башню не снесло… Короче, сняла в банкомате зарплату – тысячными и пятисотками. Ну, сунула в карман и забыла… На другой день хватилась, а в кармане одни обрезки, кусочки бумаги резаной… Он что учудил-то?.. Взял, значит, купюры и аккуратненько так ножничками из всех картинки вырезал – Петра Первого там, ещё чёрта какого-то – который на тысячной… Понравились ему картинки… Меня аж пот холодный прошиб – вся месячная получка!.. Ладно, потом соседка подсказала, что в банк можно отнести. Там поменяли.
ВТОРАЯ. …И кино тоже любит. Без разницы какое – хоть боевик, хоть про любовь… Тут мы с ней по рекламе услышали, что в «Буревестнике» премьера, фильм «Троя». Спрашиваю её: пойдём в воскресенье? Ага, отвечает. Пришли такие, билеты купили, поп-корн, газировку – всё как положено. Ходим по фойе, на афиши пялимся… Она на афишу смотрела, смотрела, а потом спрашивает: мамуль, а почему кино называется «трое», а на афише нарисованы двое?
ПЕРВАЯ. …Шустрый такой, реактивный, минуты спокойно не посидит. Ну что мне с таким энерджайзером делать?.. Записала в спортивную секцию при дворовом клубе. Силовая гимнастика. Надо ж его энергию в мирное русло как-тонаправлять, всё лучше, чем по гаражам с друганами скакать… Тренерша их мне понравилась: серьёзная такая тётка, накачанная, квадратно-гнездовая вся из себя… После тренировки приходит, я ему: ну как, сынок? Нормально, отвечает, Лидия Сергеевна нам сегодня стойку на руках показывала. Я такая уважительно: да, конечно, она же у вас сильная. А он головой мотает: какая она сильная? Ничего она не сильная. Это у неё целлюлит!
ВТОРАЯ. …Подруге её на день рождения родители щенка подарили. Порода – пекинес… Но про породу я уже потом узнала, специально аккуратненько выспрашивала… Короче, мою тоже пригласили, мы с ней подарок купили, я её собрала, косички африканские заплела, как она любит, отвела к подружке… Возвращается – вся на подъёме, глазёшки горят. Мама, с порога кричит, Кристине такого щеночка классного подарили! Он маленький, смешной, со всеми играет. А какой он породы? – спрашиваю. Она задумалась, лобик наморщила, вспоминает усиленно. А потом: я вспомнила, мама, вспомнила, – пенисек.
Женщины начинают говорить быстрее. Они словно спешат рассказать нам о своих детях. Боятся не успеть. Поэтому обрывки их монологов постепенно накладываются друг на друга.

ПЕРВАЯ. …А упрямый – ужас!.. Если что в голову себе втемяшит – не вышибешь. И ведь специально наоборот говорит, чтобы себя, значит, показать, утвердить… Воспитка его в садике как-то негодником назвала. За то, что не слушался. Так он обиделся, встал в позу и заявил: я, Тамара Борисовна, не негодник, я наоборот годник!.. Гуляли с ним, смотрим: самолёт летит. И низко так, видно, что колёса выпускает. Я ему: гляди, гляди, самолётик приземляется. А он: мам, он же не приземляется, он наоборот отземляется… Или ещё. Дворняжка у нас в подъезде живёт. Прибилась – и живёт, не гоним, подкармливаем её… Я и говорю такая: это бездомная собака. А он в ответ: никакая она не бездомная, домная она.
ВТОРАЯ. …Утром встала, зубы почистила, завтракать села. Сидит, в геркулесе ложкой ковыряется, грустная вся такая, сосредоточенная. Вздыхает всё… Чего, спрашиваю, нос повесила? Чего вздыхаешь? А она мне: взрослой становиться не хочу... Я: вот те раз! Все ребята хотят, а ты не хочешь… Ага, отвечает, а знаешь, как рожать больно!
Речь героинь становится всё торопливее. Они перебивают друг друга, выплёскивая в зал очередные эпизоды из собственной жизни. Слова смешиваются, спутываются, комкаются…
ПЕРВАЯ. …У них в группе соревнования проводились. Ну, типа «Весёлых стартов», знаете? Прыгали они там, бегали наперегонки. Так вот после работы забрала, едем с ним такие в трамвае, я и спрашиваю: ну, как соревнования? Кто там у вас в садике самый быстрый, кто победил? Катя, говорит, победила, она самая первая прибежала. Я улыбаюсь: у-у-у, а я-то думала, ты будешь первый. Он набычился сразу и отвечает: зато я самый второй был!
ВТОРАЯ. …Всё пытаюсь читать её приучить. Ну, чтобы не только в телик пялилась, но и с книжкой сидела… По вечерам перед сном беру книгу, иду к ней, читаю, пока не заснёт. Сначала русские народные сказки читали, потом братьев Грим, теперь вот на «Сборник волшебных историй» с ней переключились… Так вот, открываю однажды книжку, собираюсь ей читать, а она мне: мама, говорит, ты мне читай, пожалуйста, только снотворные сказки, а всякие страшные и кровобойные на ночь больше не читай. У меня от них нервы появляются…
Свет прожекторов постепенно гаснет. Сцена приходит в движение, фигуры продолжающих что-то монотонно бубнить молодых женщин уплывают в тень и скрываются в глубине закулисья.

Сцена погружается во мрак.
«Вы думаете, они все одинаковые? Нет, вы в самом деле так думаете? Ну, типа: у всех по четыре копыта, грива там, хвост… Нет, нет, они все разные, очень разные. По характеру, по настроению, по выражению глаз даже. Не говоря уж о масти, о породе… Они совсем, как люди: умные, хитрые, злопамятные, бескорыстные, хвастливые, вредные, ласковые… Разные, короче… Вот вы попробуйте Кавалера после тренировки не искупать. Так он вас на следующий день к себе даже не подпустит. А если и подпустит, то всё равно какую-нибудь пакость учинит: укусит исподтишка, барьер спецом собьёт, либо споткнётся на переходе с рыси в галоп… А Бирму нашу гнедую взять! Та ещё актриса… На тренировках работает так себе, с прохладцей. Зато на соревнованиях… Только заслышит музыку, увидит зрителей на трибунах – преображается вся. И откуда только стать берётся? Смотришь: уже не будённовская полукровка перед тобой, а чистопородная английская скаковая! Плывёт по манежу, ноги подкидывает, себя, значит, подаёт. А отработает выход – головой трясёт, кланяется, аплодисменты выпрашивает. Артистка – одно слово... Нет, разные они, очень они все разные…»

Картина вторая
Помещение конюшни. И, похоже, конюшни элитной. Просторные светлые денники, проход посыпан свежим опилом. Пахнет сеном и конским потом.

И над всем этим – противный пищащий звук.

Входит Костлан, на ней униформа для занятий конным спортом: кремовые лосины, высокие хорошо начищенные сапоги со шпорами. На голове – жокейский шлем с козырьком. Костлан бегло осматривает помещение денника, критически хмыкает. В раздражении пинает доски ограждения.
КОСТЛАН (жуёт жвачку). Так и знала! Так, блин, и знала… И сегодня – снова… Сказала же русским языком: не надо опилки сыпать, тут еврогрунт нужен…
Резким движением достаёт из кармана жакета телефон.
КОСТЛАН (в экран). Встал? Ну, молодец. Теперь зарядка и умываться…
Нажимает на кнопку, надоедливый пищащий звук обрывается. Костлан убирает трубку обратно в карман.
КОСТЛАН (заглядывая в конскую поилку). Конечно, и вода не меняна. Кто бы сомневался… А доска эта!..

(ещё один удар сапогом по ограде)

Трудно было подпилить, чтобы лошадь крупом не цеплялась?.. И не вымыто, опять не вымыто…

(кричит вглубь коридора)

Не вымыто – почему?
Из большого вороха сена – он за спиной Костлан – появляется заспанная Полторашка. На ней фирменный, хотя и весьма засаленный, клубный жилет. На ногах – треники с пузырями на коленях, резиновые сапоги. Волосы спутаны, в них сено.
КОСТЛАН (не замечая Полторашки – в коридор). Алё! Почему срач, спрашиваю…
ПОЛТОРАШКА (сипло). Чё орать-то? Не глухая, слышу… Не надо тут орать, тут лошадки, им вредно, когда орут…
Костлан вздрагивает, оборачивается.
КОСТЛАН. Что?.. А?.. Так и заикой, вообще-то, можно… Слушайте, не знаете, кто сегодня дежурит?
ПОЛТОРАШКА (пытается вытряхнуть из волос сено). Дежурит?.. А хрен его знает, кто дежурит… Алевтина, вроде, должна, ага… Только она заболела, меня вот вызвали…
КОСТЛАН. Вас?.. А вы… А ты, собственно, кто?
ПОЛТОРАШКА. Конь в пальто… Из кормоцеха я… Говорю же: Алька загрипповала, а меня сюда… На подмену – дежурить…
Разобравшись с причёской, Полторашка возвращается к куче сена, извлекает из неё поруторалитровую бутылку пива. Свинчивает колпачок, делает несколько больших глотков из горлышка.
КОСТЛАН (надувая из жвачки пузырь). Класс! Просто зашибись!.. И вот за всё за это… За весь этот бардак я плачу штуку баксов в месяц… Денник не убран, вода в поилке протухшая, сквозняк в помещении… И ещё эта, с пивасиком… Картина маслом, блин!
ПОЛТОРАШКА (примирительно). Ну, с пивасиком… Ну и хули, что с пивасиком? Не водка же… Неплохое, кстати, пиво: недорогое, а забористое такое… Как говорится, соотношение цены и качества… Будешь?

(протягивает Костлан бутылку)
КОСТЛАН (резко отстраняясь). Что? Ты – мне – это?!. Да ты что!.. Да вы что, с ума все тут посходили? Совсем уже? Да я завтра же… Сегодня же…
ПОЛТОРАШКА (пожимает плечами, завинчивает колпачок). Зря, нормальное пиво… И не горчит почти… Я не люблю, когда горчит… Из кег, конечно, получше, но из кег дороговастенько, ага. Я в полторашках всегда беру, так выгоднее получается… В киоске, у Зелёного рынка. Только не в том, где реклама «Пепси» на входе, а в другом, деревянном, который к остановке ближе. Знаешь?..
КОСТЛАН (скрещивает руки на груди). Не-е-е, я офигиваю просто… Сейчас лошадь от ветеринара приведут, животное после прививки, нервное, напуганное, а тут… Антисанитария полная… Почему не вымыто, а? Почему мочой воняет?.. Потник вот старый…

(носком сапога брезгливо поддевает лежащее на полу большое покрывало)

Я сколько раз просила убрать его… И лампочка… Лампочка перегорела – что, сменить некому?
ПОЛТОРАШКА. Не ко мне вопрос. Лампочка – это не ко мне…
КОСТЛАН (визгливо). Да мне по бакенбардам, к кому! Я бабки вашему сраному комплексу плачу, реальные бабки. А ты мне тут мозги проветриваешь…

Нервным движением Костлан срывает с головы шлем, с силой швыряет его в угол денника. На плечи ей падают длинные ухоженные волосы платинового цвета.
КОСТЛАН. Я что, для этого?.. Для этого сюда через полгорода мотаюсь?.. Для этого – каждый год взносы, каждый месяц абонентская?.. Плюс спонсорская помощь ко всем соревнованиям? Скажи – для этого?.. Чтобы в моём деннике – дерьма по колено?..
ПОЛТОРАШКА (невозмутимо оглядывает помещение). Да не-е-е… И не по колено совсем… Ну, не вымыла… Не успела… Сейчас всё сделаю, всё в поряде будет, ага…
КОСТЛАН. Ну-ну… Спасибо, осчастливила… Теперь уж что… Не надо уже… Сейчас уже лошадь приведут.
ПОЛТОРАШКА (приложившись к бутылке). Не-е-е… Не скоро ещё.
КОСТЛАН. В смысле?.. У ветеринара на 16.30 назначено, а сейчас… Сколько сейчас?

(достаёт телефон, смотрит на экран)

Без пятнадцати почти…

(ногтем нажимает на кнопки. Уже другим голосом)

Покушал? Ладно, теперь можно поиграть. Только недолго…

(убирает мобильник обратно в карман)
ПОЛТОРАШКА. А солярий?.. А массаж?.. До епени матери времени ещё.
КОСТЛАН. Какой ещё солярий?
ПОЛТОРАШКА. Какой-какой… Такой…

(кивает куда-то в сторону)

Расписание на двери вообще-то, ага.
КОСТЛАН. Солярий… А-а, ну да… Сегодня что, среда уже?.. Блин, забыла совсем про солярий…
ПОЛТОРАШКА (назидательно). Вот именно. Среда и суббота – солярий… А массаж – это всегда после прививки. Или, положим, когда гиподермит запущенный… Правда, при анемии не рекомендуется, особенно, если кобыла жерёбая…

(делает глоток из бутылки, протягивает её Костлан)

Хочешь?
Костлан автоматически принимает бутылку, но затем возвращает её обратно.
КОСТЛАН. Нет… Спасибо… Не надо…
Полторашка пожимает плечами, сама отхлёбывает из горлышка. Закрыв колпачок, идёт в угол, куда улетел шлем, поднимает его.
ПОЛТОРАШКА (обтирает шлем рукавом). Зря кидаешь. Хороший шлем, дорогой, наверное…

(рассматривая надпись на внутренней стороне шлема)

Конечно, дорогой. «Ювекс» – это ж Германия, ага… Тыщ десять стоит?
КОСТЛАН (рассеянно). Двенадцать… А ты это… Ты откуда всё знаешь-то?.. Ну, про солярий, про шлем, про болезни?.. Что, у вас в кормоцехе все такие?.. Типа – разбираются…
ПОЛТОРАШКА. Все, не все…

(отдаёт шлем Костлан)

Ты чё, думаешь, я всю дорогу на складе мешки с овсом кантовала?.. Хрена!.. Я ж инструктором… Я три года тут инструктором… Поняла?
КОСТЛАН (с сомнением в голосе). Ты – инструктором? Здесь? В конноспортивном?..
ПОЛТОРАШКА. Не веришь? Другие тоже не верят… Правильно, что не верят… Потому что когда это было… В другой жизни было…
Полторашка прячет бутыль под сеном. Из рабочего шкафа достаёт ведро, метёлку, тряпку… Набрав в ведро воды, начинает убираться.
КОСТЛАН (откладывая шлем в сторону). Нет, в самом деле… Правда… Ты что, действительно – в КСК, инструктором?..
ПОЛТОРАШКА (продолжая уборку). Три года, говорю же… Сразу после школы курсы закончила, на корочки сдала. Всё, как положено, ага... Разряд получила… Группу мне дали, я у них по конкуру была… На соревнования с ними ездили: Тюмень, Краснодар, Елец… В Белоруссию один раз даже приглашали… Кубки, дипломы привозили…

(с остервенением выжимает тряпку)

Дипломы, ага…
КОСТЛАН. Ну а потом?
ПОЛТОРАШКА. А чё потом… Жизнь – она ж как Колобок… Круглая… Катится себе и катится…
КОСТЛАН. Точно… Особенно, когда под откос…

(кивок в сторону сена, где спрятана бутылка)

Из-за этого турнули?
ПОЛТОРАШКА. Ну… Из-за этого… Хотя, если разобраться, – не моя вина была… За отопление в коневозке кто отвечает? Водила отвечает – в любой инструкции написано. А он забыл, ручку вовремя не повернул и… А на улице мороз, как назло, под двадцать было… Ну и… Замёрзли лошадки в фургоне, простудились…

(выпрямившись, с тряпкой в руке)

Водила не включил, а отымели меня. Потому что старшей была…

(после паузы)

Победили мы тогда. Кубок округа взяли… Гран-при…
КОСТЛАН. Выпила?.. Выпила, наверное, на радостях?..
ПОЛТОРАШКА. Было такое… Заснула, короче, в машине… Чё, там тепло, музычка играет… Ласковый май, ага… Ну а водиле фиолетово, он на температуру в фургоне и не смотрит… Короче, застудили мы коняшек…
КОСТЛАН. Что, сильно?..
ПОЛТОРАШКА. Как сказать… Один помер… А остальных выходили, ага... Неделю с ветврачом из конюшни не вылезали: компрессы, уколы, капельницы… Оклемались лошадки… Одного только потеряли…
КОСТЛАН. И всё равно выгнали?
ПОЛТОРАШКА. Там же племенные были… Их на соревнования, на выставки… Чемпионы…
КОСТЛАН (выплёвывая жвачку на пол). Ну, тогда ясно… Тогда – понятно…
ПОЛТОРАШКА (изменившимся голосом). Чё тебе понятно?

(
  1   2   3

Поделиться в соцсетях




Инструкция




При копировании материала укажите ссылку © 2000-2017
контакты
instryktsiya.ru
..На главную