Хрущевская «оттепель» введение


страница1/47
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   47
АЛЕКСАНДР ПЫЖИКОВ

ХРУЩЕВСКАЯ «ОТТЕПЕЛЬ»

ВВЕДЕНИЕ

Период 50-х—первой половины 60-х годов является исключительно важным в отечественной истории, существенно повлиявшим на дальнейшее развитие государства и общества. Смерть И. В. Сталина, критика «культа личности и его последствий» оказали огромное влияние на советскую политическую систему и общественную жизнь. Однако начатый тогда процесс либерализации режима не получил должной поддержки ни общества, ни элиты. Открытое, на грани войны противостояние с Западом хоть и смягчилось в известной степени, но международная разрядка не стала определяющей, отравлялась рецидивами дипломатической и даже военной напряженности.

Все более и более давали о себе знать сложности в отношениях с союзниками внутри социалистического лагеря. Экономика продолжала развиваться неравномерно и экстенсивно, попытки ее реформировать носили сугубо административный характер и мало способствовали повышению эффективности. Положительные изменения в социальной сфере ограничивались только городской частью населения страны и не очень-то существенно затронули его сельскую половину. Прекращение массовых репрессий способствовало известной стабилизации в обществе, но самим общественным мнением по-прежнему пренебрегали, не покончено было с попранием многих прав человека. Власть оставалась в руках партийного аппарата и силовых структур. Проявились и новые негативные явления, такие как «субъективизм» и «волюнтаризм».

Многосложный процесс развития советского общества на данном этапе отечественной истории получил неоднозначное, подчас противоречивое отображение в научных трудах, публицистике, литературе и искусстве. В отечественной историографии взятый для исследования период рассматривается и оценивается различно. Наряду с новыми оценками и подходами в освещении фактического массива нередки стереотипы, догматические, конъюнктурные подходы. Историческая наука рассматриваемого периода была подвержена апологетике и комментаторству. Вплоть до октябрьского (1964 г.) пленума ЦК КПСС период, связанный с деятельностью Н. С. Хрущева на посту первого секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР, показывался исключительно в позитивных тонах; более того, период 1953–1964 годов в исторических работах именовался «великим десятилетием». Различные аспекты преобразований, инициируемых Хрущевым, подавались как блестящие разработки, правота которых подтверждена жизнью. [1]

После удаления Н. С. Хрущева с политической арены в историко-партийных исследованиях были предприняты попытки избавиться от этих конъюнктурных наслоений. Но уже тогда начали действовать факторы, которые особенно негативно сказались на развитии исторической науки в 70-е и в первой половине 80-х годов. После восторженных работ 50-х и начала 60-х годов период 1953–1964 годов практически выпал из сферы внимания отечественных исследователей, что было обусловлено политикой замалчивания личности Н. С. Хрущева, проводившейся вплоть до середины 80-х годов. В результате ряд сложных проблем, и, в первую очередь, характеристика периода в целом, оказались по существу вне поля зрения историков. Это относится к исследованию таких вопросов, как функционирование политической системы, внутрипартийная борьба, механизмы принятия решений. Одной из причин отсутствия анализа многих проблем, связанных с периодом деятельности Хрущева, явилось утвердившееся с середины 60-х годов мнение, что все необходимые оценки уже даны октябрьским (1964 г.) пленумом ЦК КПСС. От ученых требовалось не заострять внимание на допускавшихся в разное время ошибках и недостатках.

В отличие от советской историографии конца 60-х и первой половины 80-х годов, практически устранившейся от активной разработки хрущевского периода, на Западе осуществлялось полнокровное исследование этого важнейшего исторического этапа в жизни СССР. Был создан большой массив литературы, где анализировались самые различные стороны функционирования советской системы. [2] Труды зарубежных исследователей характеризовались тогда как историческое фальсификаторство. Их подходы и теории следовало «разоблачать». Отношение к работам западных советологов зависело от степени приближенности их выводов к утвердившимся в советской историографии оценкам явлений и событий. Однако нам представляется, что вклад зарубежных исследователей в изучение хрущевского периода весьма ценен. Многие наработки, сделанные советологами, явились серьезным подспорьем для отечественных ученых в конце 80-х годов, когда началось переосмысление пройденного исторического пути, освобождение от жесткой идеологической зашоренности.

Фактическое замалчивание деятельности Н. С. Хрущева сменилось безудержной апологетикой, на фоне которой попытки взглянуть на годы его правления и оценить их как-то иначе мало кто услышал. Лишь в последнее время стали проявляться попытки более взвешенно и сбалансировано взглянуть на советскую историю 50-х и 60-х годов, хотя и теперь в научной литературе, а особенно в средствах массовой информации, можно встретить массу самых разнообразных политических спекуляций на нашем недавнем прошлом.

Вот почему так необходимы исследования, которые, учитывая различное отношение к историческим фактам, событиям, явлениям, в то же время опирались бы на более широкую источниковую базу, а главное — позволяли бы сделать более объективные, непредвзятые, неполитизированные выводы.

Современный этап развития исторической науки характеризуется отказом от многих стереотипов. Надо отдать должное ученым, которые обратились к методологическим проблемам, оценили значение исторической науки для современности, подчеркнули ответственность за достоверное «внепартийное» освещение истории.

Ученый-историк призван судить о прошлом и с высоты нынешних знаний, и с учетом конкретно-исторических условий, обстоятельств, возможностей тех времен. Однако некоторые разработки рубежа 80—90-х годов характеризовались увлечением крайностями. Особенно распространено было фронтальное очернительство всего и вся, что было в официальной советской исторической науке, и чрезмерная идеализация и возвеличивание мнений тех, кто не был с нею связан. Нельзя не заметить и другого: отечественной публицистике стало свойственно воспринимать все, что выходило из-под пера западных советологов, как более верное по сравнению с оценками отечественной историографии.

В современной исторической науке наибольшее внимание уделяется анализу XX съезда КПСС, его решениям, значению доклада Н. С. Хрущева «О культе личности и его последствиях» на закрытом заседании. Некоторые авторы выявляют влияние идей съезда на развитие общественно-политической жизни в Советском Союзе в первые послесталинские годы и в последующий период. Их работы содержат богатый материал о том, как готовился съезд, кому принадлежала инициатива в постановке вопроса о культе личности Сталина, о подходе к этой проблеме бывшего сталинского окружения. [3]

Ученые исследуют разноплановую деятельность Н. С. Хрущева на протяжении тех десяти лет, в течение которых он определял направление развития партии, государства и общества. Но помимо этого Хрущев интересен для исследования в силу специфических особенностей своего характера, сказывавшихся на его деятельности. Ученые (причем не только историки) рассуждают как о причинах его взлета в достаточно сложных условиях борьбы за власть, так и падения после казалось бы существенных изменений в развитии общества. При этом они стремятся проанализировать и оценить проводившиеся тогда реформы в экономике, государственном управлении, во внутрипартийной жизни, в общественно-политической системе, оценить их позитивные и негативные последствия. [4] Почему «великое десятилетие» не стало великим в жизни советского народа — этот вопрос также исследуется учеными-историками. Сегодня об этом периоде известно многое. [5] Но вместе с тем осталось немало вопросов, имеющих общеполитическое значение и требующих извлечения исторических уроков.

В литературе, изучающей политический режим, сложившийся в 50—60-х годах XX столетия в Советском Союзе, констатируется, что, оставаясь в своей основе неизменной, советская политическая система все же претерпела существенные изменения. После смерти Сталина и последовавшей вскоре официальной критики культа личности, признания недопустимости нарушения социалистической законности реально возникла возможность модернизации, реорганизации, реформирования общественно-политической системы, расширения подлинной демократии.

В самостоятельную группу следует отнести научные и общественно-политические работы, где исследуется хрущевская «оттепель» в сфере литературы и искусства, личная позиция Н. С. Хрущева по отношению к художественной интеллигенции и ее восприятие в обществе. Ведь наиболее предметно негативные явления в жизни советского общества в конце 50-х — начале 60-х годов раскрывались в произведениях писателей и поэтов. В определенной мере можно сказать, что многие литературные произведения несли существенную общественно-историческую нагрузку. [6]

Важное значение имеет и мемуарная литература. Мемуары по своему смыслу в той или иной степени субъективны. Но воспоминания участников исторического периода позволяют проникнуть «за кулисы», «во внутрь» исторических событий, узнать много нового и ценного. В числе мемуаристов политические, партийные, государственные, хозяйственные деятели советского государства, представители творческой интеллигенции. Для понимания исторических событий особенно ценен взгляд непосредственных их участников, записи дневникового характера, в которых отражается сиюминутная оценка исторического факта, события, явления. По указанной нами теме много воспоминаний представлено в форме статей, интервью в периодике. [7]

1

В качестве примера можно сослаться на литературу первой половины 60-х годов, где анализировалась практика привлечения трудящихся к охране общественного порядка: Милькин Г. Я. Общественность и укрепление законности. М., 1960; Иванов В. Н. Человек и закон. М., 1960; Линенбург Г. А., Леонов Н. Н. Товарищеский суд на предприятии. М., 1959; Клинов Н. И., Прохоров В. Т. В борьбе за социалистическую законность. М., 1961; Зазулин А. М. Деятельность КПСС по повышению роли общественности в укреплении социалистической законности и соблюдении правил социалистического общежития. М., 1962; Дементьева Н. В. Трудящиеся на страже общественного порядка. М., 1959; Пертцик В. А. Народные дружины. Иркутск, 1960 и др.

2

См. Tucker R. The Soviet Political Mind. London, 1972; Tucker R. Power and Policy in the USSR. New York, 1961; Moore B. Terror and Progress in the USSR. Cambridge, 1954; Armstrong J. The Politics of Totalitarism: The Communist Party of the Soviet Union from 1934 to the Presents. New York, 1961; Swayze H. Political Control of Literature in the USSR. 1946–1959. Cambridge, 1962; Nove A. An Economic History of the USSR. 2nd ed. New York, 1989; Brown D. Soviet Russian Literature since Stalin. New York, 1979; Gorlizky Y. De-stalinization and the Politics of Russian Criminal Justice. 1953–1964. Ph. D. diss. University of Oxford. 1992; Gill G. The Rules of the Communist Party of the Soviet Union. New York, 1988; Sehroeder G. The Soviet Economy on a Treadmill of «Reforms», Washington. 1979; Gregory P. Restructuring the Soviet Economic Bureaucracy. Cambridge, 1990; Kornai J. The socialist System: The Political Economy of Communism. Oxford, 1992; Brzezinski Z., Huntington L. S. Political Power: USA/USSR. London, 1964; Leonhard W. The Kremlin since Stalin. London, 1962; McLauley M. Khrushchev and Breznev as Leaders. London, 1982; Crankshaw E. Khrushchev. London, 1969; Pistrak L. The Grand Tactician: Khrushchev’s Rise to Power. London, 1961; Linden C. Khrushchev and Soviet Leadership. 1957–1964. Baltimore, 1966; Gustafson T. Reform of Land and Water in the USSR. Cambridge, 1981; Frankland M. Khrushchev. London, 1966; Knight A. The KGB: Police and Politics in the Soviet Union. London, 1988; Hosking G. A History of the Soviet Union. London, 1985; Barron J. KGB Today: The Hidden Hand. London, 1984; Deriabin P., Gibney F. The Secret World. New York, 1982 `e "ad.

3

См. Гефтер М. Я. «Сталин умер вчера…» // Рабочий класс и современный мир. 1988. № 1. С. 113–130; Аксютин Ю. В. Н. С. Хрущев: «Мы должны сказать правду о культе личности» // Труд. 13. 11. 1988; Первый удар: К истории выступления Н. С. Хрущева на XX съезде КПСС с докладом «О культе личности и его последствиях»: Беседа с Ю. Аксютиным. // Молодой коммунист. 1989. № 4. С. 39–49; Никита Сергеевич Хрущев. Материалы к биографии. /Сост. Ю. В. Аксютин. — М.: Политиздат, 1989; Аксютин Ю. В., Волобуев О. В. ХХ съезд КПСС: новации и догмы. — М.: Политиздат, 1991; XX съезд КПСС и исторические реальности / Под общей ред. В. В. Журавлева, рук. `aвт. кол. Н. А. Барсуков. — М.: Политиздат, 1991; Данилов А. А. Реформы «сверху» и стагнация в обществе. 1946–1985 гг. // XX век: выбор модели общественного развития. История России. Ч. III. М., 1994. C. 107–160; Наумов В. П. К истории секретного доклада Н. С. Хрущева на XX съезде КПСС // Новая и новейшая история. 1996. № 4. С. 147–168; Данилов А. А., Косулина Л. Г. История России. XX век. М., 1996; Барсуков Н. Как создавался «закрытый доклад» Хрущева // Литературная газета. 21. 02. 96; ХХ съезд: материалы конференции к 40-летию ХХ съезда КПСС. — М.: «Горбачев-фонд», 1996; Аксютин Ю. Новое о ХХ съезде // Отечественная история. 1998, № 2. С. 108–123; Пихоя Р. Г. Cоветский Союз: история власти (1945–1991). — М.: РАГС, 1998 и др.

4

См.: Дробижев В. Н. С. Хрущев как политический деятель // Аргументы и факты. 1987. № 12; Медведев Р. А. Хрущев. Год 1957-й — укрепление позиций. Год 1964-й — неожиданное смещение // Аргументы и факты. 1988. № 25, 27; Бурлацкий Ф. Хрущев: штрихи к политическому портрету // Литературная газета. 24. 02. 88; Никита Сергеевич Хрущев. Материалы к биографии. М., 1989; Симонов К. Он оказался принципиальнее и энергичнее, чем все остальные // Знамя. 1988. № 4; Валовой Д. Н. С. Хрущев: «Повернуться лицом к экономике» // Валовой Д. Экономика в человеческом измерении. М., 1988. С. 78–83; Семенов Ю. «Это не вымысел, товарищ Хрущев…» // Нева. 1988. № 6; Федоров Г. Как нам оценивать Хрущева? // Московские новости. 1988. № 31; Павлов С. «На смену придут другие — смелее и лучше нас» Н. С. Хрущев // Комсомольская жизнь. 1988. № 17; Наумов В. П. Н. С. Хрущев за единоличную власть // Новая и новейшая история. 1996. № 2; Его же. Н. С. Хрущев и реабилитация жертв массовых политических репрессий // Вопросы истории. 1997. № 4. С. 19–35; Кожукало И. П., Шаповал Ю. И. Н. С. Хрущев на Украине // Вопросы истории КПСС. 1989. № 9; Волобуев О., Кулешов С. Так и не «прорвался» к народу // Социалистическая индустрия. 1988. 20 ноября; Аджубей А. И. Те десять лет // Знамя. 1988. № 6; Гефтер М. Судьба Хрущева. История неусвоенного урока // Октябрь. 1989, № 1. С. 154–181; Н. С. Хрущев (1894–1971). Материалы научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Н. С. Хрущева. М.: «Горбачев-фонд», 1994 и др.

5

См.: Левада Ю., Шейнис В. 1953–1964: почему тогда не получилось // Московские новости. 1988. № 18; Глотов В. И. О некоторых уроках исторического опыта деятельности КПСС во второй половине 50 — первой половине 80-х годов // Вопросы истории КПСС. 1988, № 4; Разуваева Н. Н. Противоречия и трудности социально-экономического развития СССР в 1961–1965 годах // Страницы истории советского общества. Факты, проблемы, люди. — М., 1989. С. 314–327; Воронов Г. От «оттепели» до застоя // Известия. 17. 11. 89; Зубкова Е. Ю. Общество и реформы (1945–1964). — М., 1993; Власть и оппозиция. Российский политический процесс ХХ столетия. / Рук. авт. коллектива В. В. Журавлев. — М.: «Росспэн»», 1995 и др.

6

См.: Партия и вопросы развития советской литературы и искусства // Коммунист. 1957. № 3; Ромм М. Четыре встречи с Н. С. Хрущевым // Огонек. 1988. № 28; Довженко А. «Пишу, разлученный с народом моим» // Огонек. 1989. № 19; Вознесенский А. Н. С. Хрущев: «В вопросах искусства я сталинист» // Никита Сергеевич Хрущев. Материалы к биографии. — М.: Политиздат, 1989. С. 128–130; Неизвестный Э. Диалог с Хрущевым. // Его же. Говорит Неизвестный. — Пермь, 1991. С. 6 — 31; Новое о выставке в Манеже. / Из стенограммы заседания Идеологической комиссии при ЦК КПСС. // Отечественные архивы. 1993, № 2. С. 38–46; Крон А. Заметки писателя // Литературная Москва. М., 1996; и др.

7

См.: Аджубей А. И. Те десять лет. — М, 1989; Его же. Крушение иллюзий. — М., 1991; Арбатов Г. А. Затянувшееся выздоровление. — М.: «Межд. отношения», 1991; Байбаков Н. К. Сорок лет в правительстве. — М.: «Республика», 1993; Его же. От Сталина до Ельцина. — М.: «ГазОйл», 1998; Вишневская Г. Галина. История жизни. — М.: «Библиополис», 1994; Воробьев К. Заметы сердца. Из архива писателя. / Сост. В. В. Воробьева. — М.: «Современник», 1989; Григоренко П. В. В подполье можно встретить только крыс… / Воспоминания. — М.: «Звенья», 1997; Воронов Г. От «оттепели» до застоя // Известия. 17. 11. 88; Гришин В. В. От Хрущева до Горбачева. Политические портреты. Мемуары. — М.: «Аспол», 1996; Громыко А. А. Памятное, т. т. 1–2. Изд. 2-е, доп. — М.: Политиздат, 1990; Докучаев М. С. Москва. Кремль. Охрана. М., 1995; Зверев А. Г. Записки министра. — М.: Политиздат, 1973; Злобин А. Дневник писателя. // Русское богатство. 1993, № 1, с. 319–366; Каганович Л. М. Памятные записки рабочего, коммуниста-большевика, профсоюзного, партийного и советско-государственного работника. — М.: «Вагриус», 1996; Карягин В. В. Дипломатическая жизнь за кулисами и на сцене. — М.: «Межд. отношения», 1994; Микоян А. И. Дорогой борьбы. М., 1971; Михайлов Н. А. Покой нам только снится. М., 1968; Мухитдинов М. А. Река времени (от Сталина до Горбачева). Воспоминания. — М.: «Русти-Рости», 1995; Нагибин Ю. Дневник. — М.: «Книжный сад», 1996; Орлов Ю. Опасные мысли. Мемуары из русской жизни. — М.: «АиФ», 1992; От оттепели до застоя. Сб. восп. / Сост. Г. В. Иванов. — М.: «Сов. Россия», 1990; Перельман В. Покинутая Россия. Журналист в закрытом обществе. — Нью-Йорк, Иерусалимс, Париж: «Время и мы», 1989; Пузиков А. Будни и праздники. Из записок главного редактора. — М.: «Худ. литература», 1994; Самойлов Д. памятные записки. — М.: «Межд. отношения», 1995; Семичастный В. Е. Незабываемое // Комсомольская жизнь. 1988. № 7; Симонов К. Глазами человека моего поколения. Размышления о И. В. Сталине. — М.: «Новости», 1989; Сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф. Чуева. — М.: «Терра», 1991; Судоплатов П. А. Спецоперации. Лубянка и Кремль. М., 1997; Твардовский А. Из рабочих тетрадей (1953–1960) // Знамя. 1989. № 8; Трояновский О. А. Через годы и расстояния. М., 1997; Хрущев Н. С. Воспоминания. М., 1997; Хренников Т. Исправление ошибок // Советская культура. 21. 05. 88; мая; Чазов Е. И. Здоровье и власть. Воспоминания «кремлевского врача». М., 1992; Чуковский К. И. Дневник /1930—1969/. М.: «Соврем. писатель», 1994; Шелест П. Е. «…Да не судимы будете». Дневниковые записи, воспоминания члена Политбюро ЦК КПСС. — М. 1995 и др.

Давно уже стали объектом пристального внимания историков, в том числе и российских, такие социально-психологические аспекты нашего политического прошлого, как отношения между народом и властью, обществом и государством, реагирование «низов» на те или иные шаги «верхов». Но серьезно изучать и обсуждать проблемы взаимоотношений между народом и его элитой, между массами и лидерами для российских ученых в силу ряда причин стало возможным только недавно. И тем не менее уже появились исследования человеческого фактора в социально-экономическом и общественно-политическом развитии СССР. Объектом внимания историков стали разрушение, восстановление и новое крушение имперского менталитета, социально-психологические предпосылки культа личности Сталина, раздвоение массового сознания и поведения советских граждан, коллективное оглупление и индивидуальное неприятие режима, внутреннее сопротивление ему.

Анализ историографической литературы позволяет изложить ряд принципиальных соображений. Наиболее активное внимание историков привлекло разоблачение культа личности Сталина. Однако исследовательский интерес сосредоточивался, как правило, на отдельных узловых моментах этой политики: ХХ съезде партии, июльском (1953 г.) и июньском (1957 г.) пленумах ЦК КПСС, событиях начала марта 1953 года Целостной картины, позволяющей со всей полнотой выявить и проследить зигзаги демонтажа сталинского культа, составлено не было. Очевидно, что комплексная разработка этого вопроса даст более точное представление о характере преодоления последствий культа личности.

Важное значение имеет вовлечение в сферу научного анализа крупных вопросов реформирования, инициированных КПСС, и их влияния на состояние общественного организма. Не обходят вниманием современные историки и проблемы внутрипартийной борьбы в 1953–1964 годах. На серьезной источниковой базе подробно проанализирована борьба Хрущева со своими политическими противниками за единоличное лидерство. Однако этот процесс зачастую рассматривается как бы сам по себе, вне исследований остаются проблемы столкновения разных подходов к организации властных структур, предлагавшихся Берией, Маленковым, Хрущевым. В этой связи эффективным представляется взгляд на уже известные события и факты внутрипартийной борьбы с позиций определенных конструкций власти. Это позволит по-новому взглянуть на известные тенденции общественной жизни тех лет.

Историки только приступили к серьезному изучению такой важной темы, как восприятие широкими слоями советского общества курса на разоблачение культа личности Сталина. В последние годы сделаны первые шаги в данном направлении. Эта работа связана с привлечением нового архивного материала, сведением его воедино для создания целостной картины и анализа общественных настроений в период хрущевской «оттепели».

Большой научно-практический интерес представляет анализ различных аспектов этой темы перестройки правоохранительной системы в послесталинском обществе, придания ей более цивилизованного «лица». Это тем более необходимо на фоне огромного количества работ, рассматривающих тему сталинских преступлений, процессы реабилитации жертв массовых репрессий. Пока что этим вопросам уделяется гораздо меньше внимания.

Важное значение имеет взгляд на огромный научно-историографический материал с точки зрения источниковой базы. Именно ее развитость, развернутость в значительной мере определяет качественный уровень того или иного исследования. По источниковедческому критерию всю обозначенную в обзоре историографию можно разделить на два периода. Первый хронологически относится к концу 80-х — началу 90-х годов. Большое количество созданной тогда литературы опиралось в основном на источники мемуарного характера (в том числе и диссидентские), которые стали обильно появляться именно в этот период, а также мнения ученых западных исторических школ, начавших все чаще публиковаться в отечественных средствах массовой информации. В то же время научные труды тех лет характеризуются очень ограниченной архивной базой, что объяснимо закрытостью архивных учреждений, крайне ограниченным доступом в них.

Коренные изменения общественной обстановки в стране после 1991 года открыли новый этап в изучении политической истории СССР в целом, и 50—60-х годов в частности. Введение в активный научный оборот огромной массы архивных документов, ставших доступными, объективно повышало уровень проводимых исторических исследований. Привлечение большого архивного материала характеризует работы ведущих российских ученых, занимающихся проблематикой того периода, таких как Р. Пихоя, А. Данилов, Ю. Аксютин, Е. Зубкова.

Появление новых исследовательских трудов по политической истории связано с дальнейшим расширением и осмыслением источниковой базы, что определяется особой актуальностью ее использования. Данная работа, как и всякое конкретно-историческое исследование, могла появиться, прежде всего, благодаря доступности достаточного для рассмотрения проблемы комплекса источников. В первую очередь следует сказать об опубликованных и достаточно известных в кругах специалистов материалах, которые можно квалифицировать как опорные в изучении политической истории 50-60-х годов. Это изданные стенографические отчеты XIX, XX, XXI, XXII, XXIII съездов КПСС, заседания сессий Верховного Совета СССР, а также различные решения партии, правительства, общественных организаций (профсоюзов, комсомола), включенные в многочисленные сборники: «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК» (тома 8—10), «Справочник партийного работника» (выпуски 1–6).

В 90-е годы было опубликовано большое количество новых архивных документов, так или иначе касающихся общественно-политической истории 50—60-х годов. Среди них необходимо выделить публикации стенограмм июльского (1953 г.) и июньского (1957 г.) пленумов ЦК КПСС, имевших судьбоносное значение для развития советской политической системы. [8] Огромную практическую ценность имели материалы, опубликованные в таких изданиях, как «Известия ЦК КПСС», выходивших с 1989 по 1991 годы. На их страницах размещались интересные документальные свидетельства той эпохи: доклад Н. С. Хрущева о культе личности и его последствиях на ХХ съезде КПСС, что стало крупным и долгожданным событием в исторической науке, [9] стенограммы различных заседаний ЦК КПСС (идеологической комиссии Центрального Комитета, действовавшей в 60-х годах), материалы по «ленинградскому делу», письма общественных деятелей в ЦК партии и др. Эстафету «Известий ЦК КПСС» в полной мере продолжил журнал «Источник», публиковавший, например, Протокол совместного заседания Пленума ЦК КПСС, Совета министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР от 5 марта 1953 года. Этот документ позволил историкам внести значительную ясность в ход передела власти в момент сталинской кончины и первоначальную расстановку сил в борьбе за его политическое наследство. [10]

Несмотря на важность таких изданий, они, конечно, не могут заменить исследования архивных фондов высших органов партийно-государственной власти, значительная часть которых также стала доступной с начала 90-х годов. Первостепенное значение среди этих документов имеют стенографические отчеты заседаний пленумов ЦК КПСС, состоявшихся в 1953–1964 годах. Они находятся в РГАНИ — Российском государственном архиве новейшей истории (Фонд 2. Опись 1). За это время состоялось в общей сложности 29 пленумов Центрального Комитета. [11] Их изучение имеет неоценимое значение для определения всей канвы политической жизни тех лет, позволяя осмыслить позиции основных сил и группировок на вершине властной иерархии СССР. Особенно это относится к периоду 1953–1957 годов, когда на заседаниях пленумов развертывалась жесткая внутрипартийная борьба, первенство в которой одержал Н. С. Хрущев. На наш взгляд, эти материалы как источник все еще недостаточно проработаны, а главное освоены исследователями, тогда как они существенно дополняют картину ключевых политических битв первого секретаря ЦК КПСС против Берии (июль 1953 г.), антипартийной группы (июнь 1957 г.), и министра обороны Г. К. Жукова (октябрь 1957 г.).

Не меньший интерес представляют материалы заседаний Президиума, Секретариата Центрального Комитета КПСС. Потенциальная ценность этих документов сегодня ощущается особенно остро. Они составляют значительную часть Президентского архива (Фонд 3 Политбюро ЦК) и РГАНИ (Фонд 4 Секретариата ЦК). В архиве Президента Российской Федерации (АПРФ) находится фонд Н. С. Хрущева, в котором сосредоточены материалы, отражающие деятельность первого секретаря Центрального Комитета КПСС (Фонд 52. Опись 1). Особую ценность представляют выступления Н. С. Хрущева на заседаниях Президиума ЦК КПСС, его записки по различным вопросам политической и экономической жизни.

Огромный архивный раздел составляют стенограммы пленумов, конференций местных партийных организаций, ЦК союзных республик, обкомов и крайкомов КПСС. Эти документы за 50—60-е годы сконцентрированы в бывшем Центральном партийном архиве — ныне Российском государственном архиве социально-политической истории РГАСПИ (Фонд 17. Описи 53, 89, 90, 93, 94). Они представляют интерес, прежде всего, с позиций выявления отношения местных властей к тем или иным решениям центра, реакции на различные крупные события в партийно-государственной жизни страны. Надо сказать, что данные материалы дополняют и проясняют многие детали, ту атмосферу, в которой проходили заседания пленумов ЦК КПСС. Руководители местных партийных комитетов после визитов в Москву, выступая в своих регионах, воспроизводили немало интересных неформальных обстоятельств, нюансов, прошедших вне общей стенограммы и не предназначенных для нее. Кроме того, привлечение документов ряда республиканских и областных парторганизаций преследует цель ознакомиться с обстановкой на местах, соотнести ее с выдвигаемыми центром проектами и программами.

8

Известия ЦК КПСС. 1991. № 1–2; Молотов, Маленков, Каганович. 1957. Стенограмма июньского пленума ЦК КПСС и другие документы. М., 1998.

9

Известия ЦК КПСС. 1989. № 3. С. 80—120.

10

Источник. 1994. № 1. С. 106–111.

11

Часть из них с 1959 года до отставки Н. С. Хрущева (14. 10. 1964 г.) публиковалась непосредственно в те годы. Это делалось, по всей видимости, потому, что пленумы тогда походили больше на масштабные пропагандистские мероприятия, чем на закулисные подмостки для реальной политики. В их работе принимали участие огромное количество людей (около 5–6 тысяч человек). Такая практика была прекращена после 1964 года.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   47

Поделиться в соцсетях



Похожие:

Хрущевская «оттепель» введение iconИздание второе, доработанное
А. В. Муравьев (гл. I, II, введение и заключение, переработка); А. М. Сахаров (гл. III, IV, V, введение и заключение)

Хрущевская «оттепель» введение iconВведение Во «Введение…»
Вам войти в этот мир — такой, каким мы его видим, прикоснуться к необычной профессии, которую Вы, быть может, для себя избрали или,...

Хрущевская «оттепель» введение iconДайсэцу Тэйтаро Судзуки Введение в дзэн буддизм Судзуки Дайсэцу Тэйтаро Введение в дзэн буддизм
Введение в дзэн буддизм", "Образ жизни по дзэну", "Руководство по дзэн буддизму", "Дзэн буддизм", "Христианский и буддийский мистицизм",...

Хрущевская «оттепель» введение iconВ конце ноября, в оттепель, часов в девять утра, поезд Петербургско-Варшавской...
Из пассажиров были и возвращавшиеся из-за границы; но более были наполнены отделения для третьего класса, и всё людом мелким и деловым,...

Хрущевская «оттепель» введение iconИспытаний рд 22-28-36-01 введение
Пб 10-382-00, утвержденных Постановлением Госгортехнадзора России от 31. 12. 99 N 98, и

Хрущевская «оттепель» введение iconБлагодарности 5 введение 6
Меры предосторожности необходимые при истолковании поведенческих признаков обмана 137

Хрущевская «оттепель» введение iconГенеральный план муниципального образования кильмезское городское поселение
Введение. Цели и задачи проекта

Хрущевская «оттепель» введение iconСодержание
От автора Введение Процесс общения Структурирование времени Часть первая. Анализ игр

Хрущевская «оттепель» введение iconКомпьютерное моделирование
Алексеев Е. Р., Чеснокова О. В. Введение в Octave для инженеров и математиков, М.: Altlinux, 2012. 368с.: ил

Хрущевская «оттепель» введение iconМетодические указания по борьбе с мухами введение
В профилактике острых кишечных и некоторых других инфекционных заболеваний человека

Хрущевская «оттепель» введение iconМетодические указания по борьбе с мухами введение
В профилактике острых кишечных и некоторых других инфекционных заболеваний человека

Хрущевская «оттепель» введение iconОглавление введение 6 благодарности 9 сокращения и обозначения 10
Отличие люцидных сновидений от ос. Круги в сновидении 43 Как отличить спрайта от сновидящего в ос? 43

Хрущевская «оттепель» введение iconМетодические рекомендации по борьбе с синантропными тараканами введение
Синантропные тараканы не только загрязняют пищевые продукты и причиняют беспокойство

Хрущевская «оттепель» введение iconКультурного наследия
В. Г. Бессарабов, заведующий отделом нии академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор...

Хрущевская «оттепель» введение iconШок будущего
Перевод с английского: Е. Руднева (введение, гл. 1—3); Л. Бурмистрова (гл. 4—5); К. Бурмистров (гл. 6—7); И. Москвина-Тарханова (гл....

Хрущевская «оттепель» введение icon19 августа 2002 года Дата введения
...


Инструкция




При копировании материала укажите ссылку © 2000-2017
контакты
instryktsiya.ru
..На главную